Авторство: Цоглин Аркадий

Пушкин и ислам


18.09.2022 Статьи/Искусство


А.С.Пушкин обладал способностью постигать сущность и глубину любой национальной культуры, с которой соприкасался. В его творческом наследии есть немало произведений, в которых проявился неугасающий интерес к духовным ценностям других народов.

Одним из самых оригинальных творений пушкинского гения стали его «Подражания Корану», написанные в период Михайловской ссылки в 1824 году. В этом поэтическом цикле он обратился к мусульманской культуре, весьма экзотичной для русских читателей его времени (да и по сей день мало нам известной, несмотря на полную открытость этой темы). В своих примечаниях к циклу поэт писал: «Нечестивые, пишет Магомет, думают, что Коран есть собрание новой лжи и старых басен. Мнение сих нечестивых, конечно, справедливо; но, несмотря на сие, многие нравственные истины изложены в Коране сильным и поэтическим образом.»  (А. С. Пушкин. Сочинения в трех томах. Т.1. с.326. М.  «Художественная   литература», 1985 г.).

Пушкина привлекала в этой важнейшей книге мусульман поэзия мудрости и житейской морали. Коран очаровал его восточным ароматом загадочности и тайны.

Восточным колоритом наполнены пушкинские строки, написанные от имени Аллаха:

- Не я ль в день жажды напоил
Тебя пустынными водами?
Не я ль язык твой одарил
Могучей властью над умами?
Мужайся ж, презирай обман,
Стезею правды бодро следуй,
Люби сирот и мой Коран
Дрожащей твари проповедуй.

Образ дрожащей твари оказался столь выразителен, что в будущем Ф.М.Достоевский использовал его в романе «Преступление и наказание», где им оперировал идейный маньяк Раскольников. Не менее выразительны и другие характерные для ислама образы в пушкинском цикле: «Клянусь четой и нечетой … клянусь вечернею молитвой», «жены чистые пророка», «нечестивые падут, покрыты пламенем и страхом». Но образы арабской поэзии, лежащие в основе мусульманской культуры, нужны были Пушкину не для любования экзотической необычностью. Он отдавал должное поэтическому мастерству неизвестного арабского поэта, написавшего такие строки в Коране:

- Земля недвижна; неба своды,
Творец, поддержаны тобой,
Да не падут на сушь и воды
И не подавят нас собой.

Комментируя их, Пушкин утверждает: «Плохая физика; но зато какая смелая поэзия!» (там же, с.326). Именно поэзия арабов в первую очередь интересует его в Коране.

 Пушкин вполне сознает, что представления об окружающем мире авторов Корана еще довольно примитивны. Мировоззрение первых мусульман (да и современных, как правило, тоже) воинственно и проникнуто нетерпимостью к иноверцам. Наш поэт показывает эти черты ислама в следующем стихотворении:

-Недаром вы приснились мне
В бою с обритыми главами,
С окровавленными мечами,
Во рвах, на башне, на стене.

Внемлите радостному кличу,
О  дети пламенных пустынь!
Ведите в плен младых рабынь,
Делите бранную добычу!

Вы победили: слава вам,
А малодушным посмеянье.
Они на бранное призванье
Не шли, не веря дивным снам.

Прельстясь добычей боевою,
Теперь в раскаянье своем
Рекут: возьмите нас с собою;
Но вы скажите: не возьмем.

Блаженны падшие в сраженье:
Теперь они вошли в эдем
И потонули в наслажденье,
Не отравляемом ничем.

Последняя строфа актуальна в наше время. Здесь выражена фантастическая идея мусульман о райском блаженстве павших за веру, которая побуждала приверженцев ислама совершать страшные террористические акты против людей, считавшихся врагами ислама (часто неосновательно). Эти фанатики-шахиды взрывали себя вместе с теми, кого они ненавидели, в уверенности, что после гибели они обретут чудесное воздаяние в потустороннем мире. Так им внушал Коран и его правоверные толкователи.

В стихотворении от лица Аллаха оправдывалось любое насилие против врагов ислама. Пушкин очень выразительно показал эту фундаментальную идею восточной религии.

Но в народной арабской культуре, в недрах которой зародился ислам, поэт увидел и положительные нравственные ценности. Например, в следующем стихотворении цикла «Подражания Корану» осуждается скупость:

- Торгуя совестью пред бледной нищетою,
Не сыпь своих даров расчетливой рукою:
Щедрота полная угодна небесам.
В день грозного суда, подобно ниве тучной,
О сеятель благополучный,
Сторицею воздаст она твоим трудам.

Но если, пожалев трудов земных стяжанья,
Вручая нищему скупое подаянье,
Сжимаешь ты свою завистливую длань;
Знай: все твои дары, подобно горсти пыльной,
Что с камня моет дождь обильный.
Исчезнут, господом отверженная дань.

Однако, здесь имеется в виду требование соблюдать щедрость в отношениях между мусульманами, один из которых богаче другого. На иноверцев этот принцип не распространяется.

В целом, пушкинский цикл «Подражания Корану» создает представление о грозной религии Востока, несущей многие опасности другим народам. Поэт был современником противостояния России и мусульманской османской империи (Турция) с ее агрессивной политикой на Кавказе и в других пограничных странах. Назревал конфликт и с другой мусульманской страной – Персией. Южные районы России подвергались грабительским набегам горцев-мусульман. Все это побуждало его обратиться к изучению священной книги мусульман – Корану, чтобы понять основу духовного мира приверженцев ислама.

Девять стихотворений цикла удивительно емко и точно характеризуют отношение Пушкина  этой религии, до сих пор сохраняющее важное познавательное значение.

Аркадий Цоглин
г. Саратов


Посмотреть и оставить отзывы (1)


Последние публикации на сопряженные темы

  • Сказка ложь, да в ней намек
  • Падал прошлогодний снег
  • Киркоров сплясал на кресте. Иереи в истерике
  • Последнее «Искушение» РобоПопа Илариона
  • В Германии представители РПЦ пытались закрыть выставку, направленную против насилия над детьми в Церкви

    Пришествий на страницу: 813