Авторство: Рослов Владимир

Блуждая по Библии. Книга вторая «Исход»


08.01.2024 Статьи/Библия

Исход евреев из Египта в Библии

       Тех, кто любит художественную литературу, вторая книга Библии «Исход» не восхитить не может. Ею можно зачитываться до самозабвения в любом возрасте. Она удовлетворит любой, самый взыскательный вкус. Во-первых, это книга чрезвычайно событийна и динамична. Что ни глава, то действие на действии. Так что не заскучаешь. Только успевай листать страницы. Считается, по меньшей мере среди последователей иудаизма и христианства, что излагаемый в ней материал заключает подлинную историческую информацию, не подлежащую ни малейшему сомнению, что, в свою очередь, возбуждает интерес и другого читателя, не совсем согласного со Священным Писанием.

       Это вам не «Божественная комедия» Данте и уж тем более не поэма про Руслана и Людмилу. Это грандиозная эпопея, которая, хотя и уступает по количеству потраченных на неё слов и предложений каким-то иным документальным трудам, по сгущению в ней потрясающих красок и деталей превосходит любое письменное сочинение, рождённое человеком.  Чего в нём только нет! «Исход» сочетает в себе нон-фикшн и фэнтези, психодраму и детектив с травелогом, - всё в одном произведении. Вся классическая литература, оформленная уже в наше время в различные жанры, в «Исходе» так или иначе, но присутствует, слилась чудесным образом воедино. Всего вкусишь. Так что читай, переживай и поучайся, невольно начиная думать: а может, и правы многие и многие христиане, говорящие, что не имеет большого смысла тратить время на другую литературу, когда под рукой есть Библия с её умопомрачительным «Исходом».  

       «Исход» повествует в основном о том, как евреи избавлялись от рабства, обеспечивали   себе, как нации, спасение. Освобождение от египтян знаменует и самый важный у евреев праздник Пасхи, преобразованный в дальнейшем в главное событие и в жизни христиан – Воскресение Христово. Поводы для ветхозаветной Пасхи никак не сходятся с поводами пасхи новозаветной. Тем не менее, и та и другая в каждом случае имеет важнейшее значение.

         Поначалу переселения евреев в Египет ни о каком их рабстве речи не шло. Жил, судя по всему, народ Израиля на чужбине вполне сносно. Во всяком случае не голодал, в мясе и хлебе недостатка не испытывал.  Библия это не подчёркивает, но и не скрывает.  В результате обеспеченной жизни население потомков Иакова-Израиля росло небывалыми темпами, достигнув в скором времени двух миллионов. Этим числом, надо иметь в виду, определялось только количество лиц мужского рода, поскольку женщин за людей не считали и их численность никогда не афишировалась. Но, надо полагать, что их было никак не меньше, чем мужчин. Недаром же поётся, «что на десять девчонок по статистике девять ребят». Возьмём по минимуму, в равном числе.  Для отдельной нации по тому времени четыре миллиона – это более, чем весомая цифра. За ней, безусловно, скрывалась сила, с которой любому государству следует считаться. Отметим, что египетские фараоны на Гитлера совсем не походили и уничтожать евреев не только не помышляли, а, наоборот, дорожили ими, предпринимали все попытки во что бы то ни стало удержать их у себя.

        И вот этот народ, с годами выросший количественно и окрепший, в какой-то момент жить больше в Египте не захотел. Его потянуло на родину, в тот благодатный Ханаан, который его предки вынуждены были покинуть из-за наступившего там голода. Справедливости ради надо отметить, что о желании расстаться со страной Гесем непосредственно самого народа в Библии даже и намёком не говорится.  Мало ли что люди пожелают. Не это главное.  Пожелал вернуть евреев на прежние места их обитания сам Иегова. Но что желает Бог, то и народ должен желать. И Бог повелевает   Моисею взять на себя осуществление этого непростого предприятия, на пути которого возникает, на первый взгляд, целый ряд непреодолимых трудностей.  Самая серьёзная из них – фараон, не захотевший расставаться с Израилем. Оказывается, что евреи всем своим двухмиллионным составом работали на египетских заводах по производству кирпича. Тора рассказывает, что фараон заставлял евреев строить из некоего материала х о м е р.  На духовном уровне это означает насаждение материализма.  Любой правитель, с учётом политики ведущегося в стране грандиозного строительства, разве захочет расстаться со своей главной производительной силой? И неудивительно, что египетский царь не уступает. Надо его как-то победить, освободиться от его силы. Ясно, что одному народу, при всей его решимости, такое не дано. Но у народа есть Бог.  И у Бога на этот счёт рождается план, выполнение которого он возлагает на своего избранника.  План – многоступенчатый, и во многом он рассчитан на обман доверчивого фараона, на пошаговую игру с ним.

       Зная наверняка, что фараон не разрешит евреям покинуть его страну навсегда, Моисей, по наущению Бога, просит монарха, самого себя считавшего богом, отпустить народ в пустыню лишь временно (на расстояние в «три дня пути», с учётом времени на обратную дорогу получается вроде как шестидневка), чтобы помолиться и принести жертвы своему богу. Расчёт был прост – удалиться на три дня, а потом, как говорится, ищи и свищи ветра. Нельзя сказать, что фараон не поверил искренности слов Моисея, но просьба, неожиданно произвела крайне отрицательный эффект и лишь усложнила ситуацию. Во-первых, возникает вопрос, почему нужно куда-то идти, а не помолиться на месте. Моисею ничего не остаётся, как только ссылаться на Бога, на его желание встретиться с людьми в определённом месте. Зная хорошо грозный божий нрав, еврейский лидер даёт понять могущественнейшему египтянину, что Бог а случае отсутствия евреев на месте в назначенное время поразит их язвою или мечом. На это фараон вполне резонно замечает, что никакого такого еврейского бога он не знает и потому не видит смысла ему подчиняться. Ну, не знает и не знает. Важнее другое: фараон не подозревает евреев в побеге, но усматривает в их просьбе элементы лени и уклонения от работы под надуманным предлогом, обвиняет в праздности. Видимо, это происходит, по его мнению, от того, что евреи недостаточно загружены работой и имеют свободное время на всякого рода глупости.

        Широко известно одно армейское правило – чтобы солдаты не разбалтывались и в их головы не лезли всякие вредные мысли, их нужно постоянно чем-то загружать. Пусть даже самой бесполезной работой, но загружать. Например, что-нибудь перетаскивать с места на место. Сегодня – в одну сторону, завтра – в другую. Вполне возможно, что это правило имеет древние корни. Фараон вместо того, чтобы предоставить евреям возможность заняться излишними и бесполезными молитвами, даёт им дополнительную нагрузку. Если раньше часть работы по производству кирпичей выполняли египтяне, то теперь она возлагается на евреев при сохранении тех же норм выработки. В результате положение сынов Израилевых, живущих среди раскалённых печей для обжигания кирпичей египетских и без того тяжелейшее, резко ухудшается. Им нужно не только лепить и обжигать кирпичи, но ещё и добывать для их крепости солому. Чувствительный Моисей сильно расстраивается таким обстоятельством. Выходит, что своими действиями он причинил много вреда своему народу. Однако, действовать его таким образом научил ни кто иной, как сам Бог. И Моисей совершенно справедливо и без боязни предъявляет Богу претензии: «Как же так, я выполнил всё в точности, как ты меня наставлял, а в результате всё стало только хуже?». Точно это выглядит: «Господи! Для чего Ты подвергнул такому бедствию народ сей, для чего послал меня? Ибо с того времени, как я пришёл к фараону и стал говорить именем Твоим, он начал хуже поступать с народом сим; избавить же, – Ты не избавил народа Твоего».

        Моисею поначалу кажется, что проявленное Богом внимание к судьбе оказавшихся в плену израильтян, не только не помогло им, но, наоборот, лишь осложнило их и без того незавидное положение.  Как же так? Воспитанный в доме фараона пророк, в силу своей горячности, готов бросить в лицо Господа прямой упрёк, выразить ему всё своё недовольство.  Однако, Бог своей невозмутимостью даёт понять Моисею, что он действует по плану.  Он только начинает. Можно сказать даже и так, что в египетской истории Израиля «по сути он ещё ничего и не начинал».   Исход лишь заявлен, спровоцирован, и все неистовые страсти, вся расплата – ещё впереди. Исход, и как движение и как итог, совсем не прост. Расплачиваться за него придётся дорогой ценой в двухстороннем порядке как Египту, так и Израилю.

        С того времени, как Бог затеял выход любимого народа из Египта, жизнь евреев наполняется сплошными приключениями. Не будь этих чудес, евреям было бы суждено вечно жить в шатрах на берегах великой африканской реки и делать кирпичи для египтян, одержимых манией строительства. 

        Бог распорядился судьбой еврейского народа иначе. С Египтом по Божьей воле евреям пришлось расстаться. И это расставание сопровождалось множеством всего самого необыкновенного. Знай читай и поражайся каждому чуду, явленному Богом в деле освобождения людей от рабства. Чудом же из всех чудес явилось пересечение евреями Красного (Чермного) моря, вставшего на их пути в благословенный Ханаан. Слабому уму постижение этого события не даётся. Только и остаётся, что верить да задавать наивные вопросы. В одном из псалмов, сочинённых как считается царём Давидом, говорится, что «отправляющиеся на кораблях в море, производящие дела на больших водах видят дела Господа и чудеса его в пучине».  В распоряжении бежавших из Египта евреев ни только кораблей, но и лодки единственной не было, как не было и опыта ведения «больших дел на водах».  И вот эти страшные и непреодолимые воды встали перед беглецами. Наступил наконец момент, когда простодушный фараон уже догадался, осознал, что израильтяне не на три дня ушли, решились уйти из его страны навсегда, то мобилизовал свою армию на колесницах с целью принудить беглецов вернуться на прежнее место. Догнали евреев египтяне у морского берега. Сыны Израилевы оглянулись и увидели, что все колесницы приблизились к ним. Казалось бы, если не гибель всей нации, то конец задуманным планам неминуем. Непосредственно за спиной – полчища основательно вооружённых врагов, а впереди – огромное глубокое море, глубины которого достигают двух километров. До другого же берега не меньше - 300 километров. Что мог сделать Израиль, стоявший лицом к лицу с бескрайней массой воды? Как перейти море? Можно ли его иссушить? Но «велика милость Его», говорит псалмопевец. Бог разделяет Чермное море, образуя между его водными стенами проход для двух миллионов божьих детей с их стадами и табунами. Моисею лишь нужно было поднять свой жезл и простереть руку над морем, чтобы дно морское сделалось сушей.  Подойдите к берегу любого моря и попытайтесь себе это представить. Труд этот окажется напрасным. Никакого воображения, никакого ума не хватит увидеть море, разделившимся на две половины.  И никто вам не объяснит, какой силой удерживался гигантский коридор, образованный между неисчислимыми массами воды с одной и с другой стороны. Израильтяне устремились по этому коридору на другой берег, почему-то не увязая в многометровом иле, находившемся на дне моря. «Воды были им стеною по правую и по левую стороны». Апостол Павел в своём послании «Евреям» пишет, что «Верою они перешли Чермное море». Пожалуй, это много сложней, чем той же верою сдвигать горы. Её сила не поддаётся никакому измерению. Во всей этой истории   непонятным остаётся только, почему египтяне ждали, когда евреи благополучно преодолеют этот коридор и только после это сами начнут переходить море, которое, как и следовало ожидать поглотит их, поскольку они не являются божьим племенем. Всем подряд вера не даётся. Получается, что вся элита египетских вооружённых сил во главе с самим фараоном гибнет глупейшим образом в морских водах из-за отсутствия у них веры.  Вместо веры у них, как отмечают христианские богословы, было видение. А оно, по сравнению с верой, сущий пустяк. Оно от плоти и крови, которые не могут наследовать Царствия Божия. Те же воды, которые послужили охранною стеной для искуплённых Иеговы, сделались могилою фараону. Вот только сам он об этом не узнал, как и история не сохранила в памяти ничего подобного.

        По ходу знакомства с процедурой (эпопеей) перехода израильтян через море, задумываешься о её, мягко сказать, если неправдоподобности, то нелепой замысловатости. К чему такое нагромождение невероятных, не увязанных друг с другом действий? Библейский Бог даёт ему следующее объяснение: «Я ожесточу сердце фараона, и он погонится за ними, и покажу славу Мою на фараоне и на всём войске его; и познают Египтяне, что Я – Господь». Логика в этом есть. Если всё это увидеть в действительности, то невольно станешь верующим человеком. Но тут же и другой, заслуживающий внимания, вопрос возникает, почему египтяне не приняли израильского Бога, Владыку неба и земли? Любой бы дебил принял, увидя эти чудеса. Египтяне же оказались твердокаменными, слепоглухими. По сравнению с израильтянами, у них, видимо, были совсем другие глаза и уши, запаянные, скорее всего. Они, если верить Библии, и в Бога не поверили и потерпели полную катастрофу.   Не выходит ли так, что план Бога, по той или иной причине, оказался нереализованным, не достиг цели?

         С огромными трудностями избавившись от египтян, Израиль остаётся наедине с безжизненной пустыней, которая наяву оказывается страшнее любого неприятеля. Кругом пески и пески. Ни одной травки, ни одной капли воды. Совсем не так, как на берегах Нила.   Египтяне евреев кормили, и как выясняется совсем не худо – рабы «сидели у котлов с мясом» и «ели хлеб досыта». Пустыня же есть пустыня, она лишь на короткий весенний период покрывается травкой, где и заводится какая-то живность. В другое время тебя там ждёт гибель. Говорят, что в летнюю пору, когда температура воздуха поднимается на Синае за сорок градусов, организм без воды может выдержать от силы часов пять. Как тут не возроптать и не удариться в конспирацию? Неудивительно, что народ ропщет и подозревает заговор вождей - Моисея и его братца Аарона, завлекших   евреев специально в пустыню с целью уморить их голодом. Казалось, что мнимым заговорщикам расправы не избежать. Без Бога неминуемо так и бы случилось – камнями, благо, что в пустыне их немерено, закидали бы в момент.  Пища, однако, находится. И мясо, и хлеб. Причём, что ни на есть самые диетические. По воле Бога к вечеру «налетели перепелы и покрыли стан». Успевай только ловить, ощипывать, жарить или варить. Мясо перепёлок, как и яйца этой птицы, современными диетологами признаны, как наиболее полезные для человека виды животной белковой пищи.  А уже по пробуждению на следующий день евреи вместе с утренней росой получили от Бога и особенный хлеб, который они назвали манной. Не думайте только, что это была манная крупа, из которой маленьким деткам и старым людям варят кашичку. Это было странное питательное вещество, в дальнейшей истории и Израиля, и других народов больше не встречавшееся. Его химический состав до сих пор остаётся глубокой тайной.  Была эта манна, как «кориандровое семя, белая, со вкусом лепёшки с мёдом». В другой библейской книге к её характеристике добавляется, что она имела привкус оливкового масла.

        Сочинители истории сорокалетнего странствия огромной людской массы по пустыне отдавали себе отчёт в важности решения проблемы обеспечения странников продовольствием и водой. В реальности никаких способов кормить и поить людей такой срок в описываемых условиях не существовало. Это вам не за три дня брать какой-то город, когда можно и поголодать чуть-чуть. Даже надеяться не на что было. Какие-либо источники снабжения отсутствовали.  Земледелие и разведение скота исключалось. Евреям изо дня в день требовалось двигаться и двигаться. Если посеешь, то не пожнёшь. А есть и пить при этом следовало усиленно и не один раз в сутки. За счёт чего? Единственно благодаря божьим чудесам и посылаемым с небес дарам. «Котлы с мясом» и «хлеб насущный» Египетский находят замену в перепелином мясе и манне небесной. Невероятность такой замены верующих читателей Библии нисколько не смущает. Более того, она служит указателем на то, что в самых безвыходных ситуациях необходимо верить в спасительную функцию Бога. Толкователи Писаний рассматривают небесную пищу в качестве средства, помогающего сохранять духовные силы   верующего человека. «Манна небесная» – это символ веры, сводимый к тому, что если человек ходит в пустыне с Богом, то он всегда насытится. А поскольку по некоторым обобщённым рассуждениям мы всегда находимся в пустыне, то присутствие Бога становится первостепенной жизненной необходимостью. Отсюда вытекает уподобление Иисуса Христа манне. Находясь в пустыне, каждый человек должен был собирать её по гомору (по кружке).    Христианские проповедники говорят о необходимости сделать Христа ежедневною своей пищею, что весьма близко к содержанию обряда причастия, принятого в церкви. Христиан в философском смысле материалистами не назовёшь, но если хоть как-то суточную меру веры в Иисуса Христа с чем-то материально и сравнивать, то гомор (кружка) условно вполне подойдёт.

      Обеспечив материальное существование Израиля, Бог безотлагательно приступил к духовному обеспечению жизни своего народа, потребовавшему создания определённой материальной базы. В походах капитальные сооружения не возводятся. Но хотя бы палатку, чтобы укрыться от того же неба со всей его непредсказуемостью иметь нужно. И не только людям, но даже и самому Богу. Такая палатка называется уже не палаткой и даже не шатром, а скинией. Это прообраз храма, которому суждено появиться ещё не скоро и лишь при царе Соломоне, в условиях достижения евреями прочного положения на завоёванной ими территории и создания своего государства.

        Вещественных свидетельств о скинии не сохранилось, какая она была, можно судить лишь по словам Библии. К ним и обратимся.  Скиния – изделие многофункциональное, состоявшее из нескольких изолированных друг от друга частей, каждая из которых предназначалась для выполнения своей цели.    Главная часть, называемая Святое-святых, была подготовлена под содержание в нём «ковчега откровения», в котором хранились скрижали Завета. Доступ к нему запрещался для кого бы то ни было, за исключением первосвященника, которому разрешалось один раз в году на Йом Кипур (День Искупления) подойти к ковчегу, возжечь над ним благовония и окропить его крышку кровью жертвенного животного. Этот ритуал приравнивался к встрече с самим Богом, чьи святость и абсолютная чистота не располагали к каким-либо контактам с теми, в ком эти качества отсутствовали. Отсутствовали же они у всех людей.    Бог строго держал дистанцию в общении с миром, который он сам и создал.  Потому перед тем, как первосвященник входил в Святое Святых в День искупления, он должен был омыться, надеть специальную одежду, воскурить фимиам, чтобы дым скрыл Бога от его взгляда, и принести с собой жертвенную кровь для искупления грехов.

       Значение Святого Святых для христиан выражено в событиях, связанных с распятием Христа. Когда Сын Божий умирает, происходит удивительное: «Иисус снова громко закричал и испустил дух. И тут завеса храма разорвалась надвое сверху донизу», что было не под силу ни одному человеку. Это было сверхъестественным событием, совершенным силой Бога, чтобы подчеркнуть очень конкретную мысль: благодаря смерти Христа на кресте человек больше не был отделен от Господа. Храмовая ветхозаветная система устарела после утверждения Нового Завета. Но до этого ещё было много и много столетий.  В походной скинии ничего не разрывалось и не ломалось. Не должно было.  Ведь её конструкцию до мельчайших подробностей расписал сам Бог. Он прямо так и указывает Моисею: «Скинию же сделай…» из того-то и того-то, из деталей такого количества, такой-то длины, такой ширины и высоты. Понятно, что, скорей всего, Моисей сам ничего не делал. Но в его распоряжении находились различные специалисты, что можно предположить с большой долей вероятности. А вот относительно материалов возникает много вопросов. Скиния была устроена с необыкновенным великолепием во всех своих частях. На неё должно было пойти, и судя по всему пошло, если верить Библии, много серебра и золота, не считая меди, большое количество дорогого и редкого дерева под названием ситим, много метров «кручёного виссона», голубой, пурпуровой и червлёной шерсти, изрядное количество специально изготовленных «кож бараньих красных, и ещё покров верхний из кож синих». Откуда всё это можно было добыть людям, спешно пустившимся в побег от фараона? Что-то у израильтян с собой могло быть из серебра и золота – об этом в книге «Исход» говорится, но его нужно было переплавлять в совсем другие формы, что в условиях похода по пустыне трудно представить. С тканями и кожами выглядит всё ещё сложней – для их выработки требуется наличие специального производства и много времени, которого у переселенцев не было. Предположить, что они с собой взяли требуемые материалы, тоже невозможно. Никто из них не думал, что переход займёт десятилетия и потребуется изготавливать скинию. Бог об этом заранее ничего не говорил, а поставил задачу перед Моисеем лишь в процессе скитаний по Синаю. Кто-то из дотошных богословов умудряется высчитывать стоимость Скинии, сопоставляя её с нынешними расценками в долларах, что представляется совершенно никчемным занятием, поскольку в пустыне всё равно ничего купить было невозможно даже за миллионы в любой валюте.  С постройкой Соломонова храма потребность в Скинии пропала, а все её принадлежности были переданы в новосозданный храм. С этого времени о ней ничего не говорится.

        Библейский Бог – существо антропоморфное. Попроще сказать, не усматривая обидных сравнений, человекообразное.  А коли так, то его можно видеть и слышать, как люди видят и слышат друг друга. Однако на этот счёт единого мнения не существует. В Библии можно прочитать, что Бога никто никогда не видел, но в то же время рассказывается о существовании отдельных контактов Творца с носителями его образа. То, что Моисей то и дело разговаривает с Богом, — это в порядке вещей, хотя техника такого диалога не раскрывается. Что видит при этом Моисей, не описывается. И лишь однажды Бог решает, хотя и ограниченно, только сзади (со спины), но всё же показаться пророку. При этом Бог, как бы извиняясь перед Моисеем, объясняет ему, что всякий человек, увидевший Божий лик, непременно умрёт. В то же время после того, как Бог показался человеку спиной, происходит случай, когда Бог сходит с небес в облаке, останавливается   близ Моисея, проходит близ лица его и провозглашает имя Иеговы. К этому времени Моисей уже вытесал две скрижали, на которых должны быть записаны Божьи законы, по которым нужно жить людям.  Бог, как можно подумать, собственноручно их на камне и написал. Какое-то время Израиль хранил эту святыню. Куда она потом делась вместе с ковчегом Завета, в Библии ясно не говорится. Нехорошая мысль сводится к тому, что израильтяне и скрижали, и ковчег прошляпили. Кто-то их уворовал из язычников. И Бог тому не воспрепятствовал. А ведь не случись этой незадачи, каких-то лучших и неопровержимых свидетельств в пользу реального существования Бога, чем скрижали, тогда трудно было бы придумать. Никаких конституций тогда бы не требовалось. Никому бы в голову не пришло поправлять или дополнять самого Бога.

       Между тем Бог показывает себя непревзойдённым специалистом в области создания для своих служителей моделей одежды, её конструктором и дизайнером. Служебным одеждам в книге «Исход» посвящена целая глава. Изготавливается она по повелению Бога с учётом мельчайших деталей. На неё следовало не жалеть ни золота, ни драгоценных камней (хочется их перечислить по всей номенклатуре: рубин, топаз, изумруд  - это по первому ряду наперсника; карбункул, сапфир и  алмаз - по второму; яхонт, агат и аметист – по третьему; хризолиф, оникс и яспис – по четвёртому), ни особых тканей (тонкие нити которых сочетались с тонкими нитями, вытянутыми из листового золота), для изготовления которых в условиях пустыни не имелось ни станков, ни исходного сырья. Всё это в конечном итоге находится без какого-либо чудесного вмешательства Господа.  «Как повелел Господь Моисею, так и сделали сыны Израилевы все сии работы». Каким образом, из чего – загадка. Почище воскрешения умерших. Израиль приносит добровольно дары Господу, хотя по факту эти дары не столько ему, сколько его служителям.   Иначе мы должны сказать, что ни одна модница не проявляет такой заботы о своих платьях и украшениях, как это делает Бог в отношении тех избранников, кому следует вступать в непосредственный контакт с повелителем Земли и Небес. Богу хочется видеть священников в пышных, изящно выделанных нарядах и ювелирных украшениях.  И конечно, священники вынуждены подчиняться Господу, следить за своим внешним видом, носить на себе драгоценности, ярко выглядеть на фоне простых верующих. Напрасно некоторые упрекают церковных иерархов в том, что они любят наряжаться и вешать на себя всякие побрякушки. Они это делают в угоду не себе, а Богу, предписавшему (повелевшему) им быть на виду всего мира и своим убранством являть полноту славы Господней.

        Читатели книги Исход вправе ожидать, что она завершится окончанием путешествия израильтян из Египта и достижением долгожданного Ханаана. Но книга обрывается, когда богоизбранный народ всё ещё находится в пути. Причём не ясно, сколько этого пути пройдено и сколько времени ещё нужно ходить по Синаю. Главное, что была изготовлена скиния и слава Господа наполнила её в виде облака. По этому облаку Израиль знал, что ему делать – оставаться на месте или двигаться в дорогу. Когда облако поднималось, то поднимался и Израиль. А когда не поднималось, то и народ не поднимался. 

Владимир Рослов


Посмотреть и оставить отзывы (2)


Последние публикации на сопряженные темы

  • Читая книгу «Левит»
  • Библия – идейная основа атеизма и совершенного общества
  • Читая книгу  «Бытие»
  • Библия – исторический феномен под грифом «секретно»
  • Западная цивилизация построена на лжи и Библии

    Пришествий на страницу: 3639